Hero: Вячеслав Ким

Позвольте представить особого гостя тайного риска и тихого доброго ужаса. Вингсьютер, бейсер, полиатлет, рекордсмен Вячеслав Ким. К вашему вниманию его долгожданное и объемное интервью.

Вячеслав Ким: Что ж, давайте знакомиться! Я Слава, мне 35 лет, живу в Москве. Собственно, здесь и началось мое увлечение экстремальным спортом. Первым спортом, который меня заинтересовал, были восточные единоборства. Тогда мне было 16 лет. 3 года занимался айкидо и японским кобудо (фехтованием традиционным самурайским оружием). Спустя какое-то время перешел в тхэквондо, решив сделать упор на растяжку. Занятия единоборствами не только дали старт моей спортивной карьере, но и расширили сознание, закалив волю и воспитав стремление к победе. Но я хотел большего.

Начал искать что-то новое, то, что позволило бы мне двигаться вперед, совершенствоваться. Паркур, акробатика, фаер-шоу, страйкбол, сноуборд, лонгборд-даунхилл, скалолазание, прыжки с парашютом – я перепробовал все. Поэтому я позиционирую себя, как экстремал-полиатлет – спортсмен, практикующий одновременно несколько видов спорта на профессиональной основе. Сосредоточившись на экстриме, я старался прокачать свои навыки везде, желая изучить особенности каждого из вышеперечисленных видов. Разумеется, я не мог успевать все сразу, поэтому настал момент делать выбор. Я выбрал парашютный спорт и не прогадал. Так, однажды я стал пилотом вингсьюта. Расскажу подробнее.

Вячеслав Ким: Вингсьют – это специальный костюм-крыло, позволяющий выполнять планирующие полеты. История вингсьютинга насчитывает уже более одного века. В 1912 году австрийский портной Франц Райхельт создал некий плащ-костюм, в котором прыгнул с Эйфелевой башни. Но в те времена еще не было таких современных тканей, и сама разработка была далека от совершенства, поэтому изобретатель, ожидаемо, погиб. Впоследствии таких энтузиастов также было немало. К сожалению, все их попытки создать летный костюм заканчивались крахом. И, только десятилетия спустя, в середине 90-х, француз Патрик де Гайардон сумел изобрести костюм, пригодный для полетов. Гайардон сделал 3 крыла вместо двух (дополнительное посередине, между ног), каждое из которых стало двухслойным, и создал систему парафоила – нервюры, надуваемые набегающим потоком воздуха через воздухозаборники и создающие подъемную силу.

С этого момента началась история современного вингсьютинга. В 99-м году костюм доработали и запатентовали, затем началось его широкомасштабное производство. В 2015-м Международная авиационная федерация признала вингсьют-пилотирование самостоятельной дисциплиной со своим регламентом и правилами, а в 2017-м Федерация парашютного спорта России включила вингсьют-пилотирование и вингсьют-акробатику во Всероссийский реестр видов спорта.

Вячеслав Ким: Опасность в занятиях таким экстремальным спортом, безусловно, присутствует. Недаром, вингсьютинг входит в пятерку самых опасных видов спорта в мире наравне со скалолазанием и мотогонками. Управление костюмом-крылом – достаточно сложное искусство, требующее немалых сил, опыта и исключительной реакции. В воздухе тело пилота приобретает аэродинамические качества, схожие с теми, что присущи самолетам. Оказавшись в воздухе, спортсмен может рассчитывать только на себя. Разновидность полетов, о которых ты говоришь, называется «проксимити». Смысл в том, чтобы пройти как можно ближе к объекту. Это может быть любая твердая поверхность: скалы, деревья, искусственные сооружения, реже вода.

Несомненно, это большой риск, но, как известно, без риска не бывает достижений. Один из самых сложных проксимити-полетов был выполнен итальянским экстремалом Ули Эмануэле, пролетевшим через так называемое «игольное ушко» — естественное природное образование в скале шириной чуть более двух метров. Учитывая, что размах крыльев вингсьюта в среднем около полутора метров, это поистине трудная задача. Только представьте, одно неверное движение, резкая смена направления ветра — и всё. Ошибки на таких скоростях фатальны. Ошибка в несколько сантиметров может стоить жизни. Но Эмануэле справился. К сожалению, спустя год после этого прыжка он погиб в тех же горах, пытаясь выполнить уже новый трюк. Это как раз к разговору о риске. В первую очередь, каждый спортсмен-экстремал должен осознавать то, что он делает, и должен быть готов к любому исходу. Вингсьют – удовольствие не для всех, но ощущения, которые он дарит, однозначно стоят такого риска.

Вячеслав Ким: Верно. В вингсьютинге существует несколько дисциплин. Основными являются: классические прыжки с авиатехники, совершаемые с разных высот и предназначенные для свободного планирования, вингсьют-акробатика, вышеупомянутое проксимити и бейсджампинг. Последний совершается со сверхмалых высот не только в вингсьюте, но и в трексьюте, и просто с парашютным ранцем, без костюма. Все зависит от конкретной местности, условий и задачи.

Все прыжки могут выполняться как сольно, так и в группе. Для всех этих дисциплин конструкция вингсьюта различается несильно. Геометрия крыла примерно одинакова, различия лишь во внутренних аспектах, которые увидят только профессионалы, и дополнительном снаряжении, например, для прыжков с больших высот, где используется закрытый фуллфейс и кислородная маска. Также есть небольшие различия между костюмами разных производителей и типами этих костюмов: для новичков, только пришедших в спорт, что-то попроще, для спортсменов уровнем повыше шьются вингсьюты с дополнительными примочками. Все сугубо индивидуально, по желанию и в соответствии с имеющимся опытом. И, как я уже сказал, риск присутствует везде. Важно подходить ко всему с умом и трезво оценивать свои возможности.

Вячеслав Ким: Как правило, начинают с базы. Ты должен напрыгать определенное количество прыжков с авиатехники, чтобы приобрести базовые знания, уметь разбираться в основах аэродинамики, особенностях парашютного снаряжения, уметь правильно обращаться с ним и отточить весь процесс до автоматизма. Это не менее 200 прыжков, хотя, на практике эта цифра соблюдается не всегда. Опять-таки, все сугубо индивидуально. Но у тебя, так или иначе, должна быть подтвержденная квалификация и членство в парашютном клубе.

Дальше можно переходить к бейсу – прыгать со стационарных объектов: городских зданий и других искусственно возведенных сооружений, гор. Здесь тот же принцип: чем больше и чаще, тем лучше. У тебя должно быть четкое понимание того, что ты делаешь и как. Ты должен стремиться убрать все изъяны и шероховатости, чтобы не совершать ошибок, когда приступишь к более сложной дисциплине. Если ты считаешь, что достиг потолка в этом вопросе и чувствуешь себя уверенно, если есть опытные инструктора, которые подтвердят твою готовность, можешь приступать к освоению воздушного пространства в вингсьюте.

Вячеслав Ким: Это так. Пара рекордов за мной действительно числится. Оба были поставлены в Норвегии, в местечке, известном как Стена Троллей. Вообще, к рекордам я не стремился. Изначально я поехал туда с друзьями, чтобы потренироваться для съемок отдельного проекта, посвященного экстремальным видам спорта. Ну, и просто покайфовать. Норвежские фьорды с их вечными туманами и величественной громадой горных вершин – что может быть романтичнее?

Это было в 2017 году.

До сих пор помню тот день. Мы въехали в Ромсдален рано утром. Долина встретила нас тяжелым небом, практически черным от туч, и нескончаемой вереницей гор. До точки прыжка мы добрались за полтора часа. За время, пока мы переодевались и проверяли приборы, в долину пришел туман.

Вроде бы самый обычный туман, но я до сих пор помню то странное чувство. Я представил, как он обволакивает всю долину, дорогу и деревья, медленно подступая к горам. Словно гигантский спрут, неспешно и меланхолично пожирающий добычу, он опутывал горы своими скользкими белесыми щупальцами. К полудню туман стал настолько плотным, что мы едва различали друг друга на расстоянии 10 метров. Помню, как подошел к краю выступа и заглянул вниз. Глазам предстала настоящая пропасть, заполненная безупречным, молочно-белым туманом. Даже зная, какой перепад высот в данном месте, было неуютно от мысли, что придется прыгать в это густое клубящееся марево. Представьте исполинский котел диаметром 60 км и глубиной полтора километра, в котором от края до края не видно ничего, кроме слепящей белой пелены.

Я старался унять мандраж.

Так бывает всегда, даже у профи. Адреналин ударяет в мозг в предвкушении острых ощущений, сердце пускается в бешеный галоп. Последний раз вдохнув свежий воздух, я надвинул визор и, расправив крылья, сорвался в зев зияющей белой пустоты. Именно в тот день я разбился. В тот день я совершил свою первую и единственную роковую ошибку. Несмотря на низкую видимость, я стремился пройти как можно ближе к скалам, чтобы получить более захватывающие кадры с головной камеры.

В итоге природа оказалась коварнее и сильнее. Я врезался в скальный выступ, идущий наперерез моей траектории движения. Помню момент удара и страшную боль, последовавшую за этим. Помню, как разлетелся вдребезги шлем и как меня тащило всем телом по скалам, разрывая костюм. Меня швыряло по камням, как тряпичную куклу, пока я, наконец, не упал на плоскую поверхность. Дальше была эвакуация на вертолете, сначала в местную больницу в Питтбуа, а затем в госпиталь в Осло. Тот день стал для меня последним перед долгой, почти 5-летней реабилитацией. Повреждений было очень много. Но я выжил и теперь, спустя столько лет, вспоминаю об этом дичайшем отрезке моей жизни с улыбкой. Я получил бесценный урок и сделал глубокие выводы. Здравомыслие никогда не должно покидать твой разум.

Никогда и ни при каких обстоятельствах, никакие потрясающие кадры не стоят твоей безопасности, твоего здоровья и твоей жизни.

Месяц спустя я узнал, что поставил два рекорда, и что их занесли в Книгу Рекордов Гиннесса. Самая высокая скорость полета в вингсьюте в условиях низкой видимости и самая короткая дистанция с твердой поверхностью, достигнутая в тяжелых погодных условиях. Оказалось, что после моего падения частично уцелела всего одна камера и приборы, которые были на мне.

Друзья нашли и собрали все по крупицам, а затем предоставили данные в Национальную Книгу Рекордов Норвегии. Но поскольку я не являюсь гражданином этой страны, в постановке рекордов на учет мне было отказано. Зато оттуда отослали информацию в спорткомитет Книги Рекордов Гиннесса, а там уже проверили и приняли мои результаты. Так, в июне 2017-го я ненароком стал рекордсменом. На сегодняшний день оба моих рекорда побиты. Но это совсем неважно. Потому что это было в моей жизни и для меня это действительно большое достижение.

Вячеслав Ким: Вингсьютинг и бейсджампинг весьма популярны в России. Этим спортом занимаются тысячи людей. Наши спортсмены неоднократно выигрывали Чемпионаты мира и Европы, становились известными за рубежом благодаря своим достижениям. Я знаю немало по-настоящему талантливых и опытных спортсменов, которые достигли впечатляющих результатов. Среди них особенно известны: Ирина Синицына, Ратмир Нагимьянов, Валерий Розов. К моему глубокому сожалению, все они больше не с нами в этом мире. Человеку, непосвященному в тонкости экстремальных дисциплин, трудно понять, зачем так рисковать. Но, ведь без риска не куется слава, не ставятся рекорды и не достигаются цели. Риск вообще понятие субъективное. Можно умереть от сосульки, упавшей с крыши, косточки, застрявшей в горле, или вообще во сне. Получается, всюду существует определенный риск? Так, если задаваться этим вопросом, то лучше рисковать в погоне за мечтой, верно?

Вячеслав Ким: Годы тренировок. И речь не только о спорте, но и о тренировке силы воли. Страх присутствует в сердце каждого человека. Важно уметь справляться с ним, не позволять ему брать над собой верх. Иначе однажды он поглотит тебя без остатка, как голодный удав. Надо учиться самоконтролю и выдержке, всегда в любой нештатной ситуации сохранять спокойствие и рассудок. Если страх охватит тебя в самый решающий момент – ты пропал. 2017-й год научил меня многому. Я знаю цену жизни, впредь никогда не иду на неоправданный риск и стараюсь делать только то, в чем уверен на все 100%. Если есть хотя бы доля сомнений – не делай.

В погоне за хайпом и просмотрами ты можешь легко сыграть в ящик или остаться инвалидом на всю жизнь. Оно надо? Ответ очевиден. Что касается меня, я не использую каких-то специальных техник, не занимаюсь духовными практиками. Я просто подхожу здраво к каждому прыжку, выверяю все до мелочей, провожу полную разведку перед тем, как выйти на экзит (точка прыжка): оцениваю погодные условия, особенности рельефа на местности, где предстоит лететь, мониторю активность других спортсменов и авиации в этой зоне. Словом, все. Твоя безопасность – твоя ответственность. Ты должен понимать, что от того, насколько серьезно ты относишься к делу, зависит твоя жизнь. Конечно, депрессивные периоды бывают и у меня. Периоды застоя, внутренних метаний и поисков себя. Мне кажется, это присуще всем творческим людям. Ведь экстремальный спорт – это тоже своего рода творчество. Как справляюсь с этим? Стараюсь переориентировать сознание на более перспективные вещи, чтобы места тревогам и негативу не осталось.

Вячеслав Ким: 50/50. К примеру, в одном из моих любимых фильмов «На гребне волны» (2015 года) есть сцена с полетами в вингсьютах. Для съемок этой сцены в качестве консультанта был приглашен небезызвестный Джеб Корлисс – пилот с огромным стажем, который привел с собой команду профессионалов из числа лучших вингсьютеров в мире. Ребята действительно летели стаей, съемки натуральные. Но есть моменты, которые снять без помощи CGI, технологии захвата движения и хромакея бы просто не удалось. Наилучший эффект в кино достигается, когда все смотрится гармонично: и работа живых людей, и работа графических дизайнеров. Кто знает, быть может, когда-нибудь мы доживем до времен, когда вингсьют станет основным средством передвижения? Я бы на это посмотрел!

Вячеслав Ким: Хм…Через 15-20 лет я вижу себя еще в строю! Мне повезло, у меня хорошая генетика. Корейцы стареют крайне медленно и могут выглядеть молодо лет до 50. Я не намерен упускать такой фарт и сидеть в скучной библиотеке! Возможно, я стану инструктором, стану обучать и мотивировать молодое поколение, делиться своим опытом и знаниями, чтобы затем они несли это дальше и наше дело осталось жить в веках. А, может, напишу книгу, посвященную экстремальному спорту. По крайней мере, мне часто говорят, что пишу я вроде бы неплохо.

Вячеслав Ким: Почему же? Есть виды спорта, которые составят вингсьюту достойную конкуренцию. Фриклайминг (свободное лазание без страховки), мото- и автогонки по бездорожью, бигвейв серфинг, лонгборд- и вело-даунхилл, фридайвинг. В любом случае отношусь к любому спорту положительно. Ну, почти к любому. Хоббихорсинг не в счет. Вы уже знаете, я занимался многим, поэтому, конечно, мне есть, с чем сравнить. Я, вообще, по сути коллекционер впечатлений. Мне нравится изыскивать и пробовать нечто новое, сулящее яркие эмоции и испытания. Живем один раз, значит надо прожить так, чтобы наверху сказали:

«Черт, этот парень показывает отличное кино! Давайте добавим ему экранного времени!»

Любимые видео Вячеслава Кима

Видео приложил, тут однозначно.

Любимые книги Вячеслава Кима

Люблю умные и добротно написанные книги. Из тех, что моментально приходят на ум: однозначно «Искусство войны» Сунь-Цзы. Прочитал ее залпом. Эта книга не столько о военном искусстве, сколько об искусстве жить и верно выстраивать стратегию своих действий, правильно мыслить, чтобы всегда быть на шаг впереди других. Поскольку я спортсмен-экстремал, то, безусловно, «Билет в один конец» авторства легендарного Валерия Розова. В своей книге ему удалось передать весь спектр эмоций, которые испытывает каждый, кто занимается такой рискованной деятельностью. Рекомендую. Если говорить о специфической литературе, то посоветую трилогию Андрея Дьякова «Во мрак», «К свету», «За горизонт». Это цикл книг по вселенной «Метро-2033». Весьма талантливо написано. Фанатам постъядерной романтики определенно зайдет! Ну, и, наконец, если брать чисто художественную литературу, выделю всем известную книгу, которую наверняка читали все — «Старик и море» Хемингуэя. Прекрасная книга о мечте, силе воли, борьбе внутренней и внешней и о непростом выборе, перед которым ставит нас жизнь.

Вячеслав Ким про Музыку

Я всегда слушаю музыку по настроению. У меня есть любимый жанр и исполнители, но я не пренебрегаю ничем. Слушаю самую разную электронику, зарубежный панк-рок, иногда рэп. Порой пропирает и на что-то совсем лирическое, типа “Weeknd” или «Hurts”. Могу слушать классическую музыку. Словом, всё. По утрам предпочтение отдаю эпик саунду. Это заряжает меня на тренировки, успех и дарит внутреннюю гармонию. Послушайте, к примеру, Audiomachine, Mark Petrie, Two Steps From Hell. И скажите, что после такой музыки не хочется быть победителем!

Любимый фильм Вячеслава Кима

Уже упоминал. Любимая лента, первая для меня по динамике и драйву, — «На гребне волны». Именно ремейк 15-го года. Захватывающий сюжет, классные актеры, много разнообразного экшена. Короче, сок. Как после такой ленты не начать стремиться к «Восьмёрке Озаки»?

Рекомендации будущих героев от Вячеслава Кима

Могу порекомендовать своих знакомых. Виды спорта, которыми занимаются они, впечатлят вас не меньше вингсьюта. Это Сергей Девляшов — профессиональный скалолаз и трейсер, штурмующий городские небоскрёбы без страховки, и Алексей Доронин — акробат, трикер и просто творческий человек.

Поделиться:
Содержание
Автор: 

Рекомендуем