HERO: ДМИТРИЙ ЕГОРОВ

Больше чем спорт, мы, наверное, любим только еду. Шутка. Мы любим кроссовки и скрывать этого не собираемся. Поэтому сегодняшнего гостя можно назвать по-настоящему почётным. Рады представить вам мастодонта сникер-индустрии Дмитрия Егорова или, как его знают многие, Габонскую Гадюку. Кепка Kangol, часы G-SHOCK и пара редких кроссовок. Да, это точно он!

Дмитрий Егоров aka Габонская Гадюка — главный редактор журнала К.Е.Д, кроссовкоголовый, судья Versus Battle и человек, заставший почти все этапы развития сникер-индустрии в мире и России.

ВКЛЮЧАЙТЕ ПЛЕЙЛИСТ И ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ

CRIT.ERIUM: Расскажи, почему ты «Габонская Гадюка», а не Дмитрий Егоров?

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Я очень люблю змей, а габонская гадюка — любимая змея. Когда-то давно я регистрировался на форуме хип-хоп.ру. Сначала зарегистрировался как Bitis Gabonica — это латинское название этой змеи, но почему-то подтверждение регистрации не пришло. Со второй попытки решил взять имя «Габонская Гадюка». Так и получилось, начал активно там общаться. Именно с тех пор я «Габоныч».

Мне это прозвище нравится, да и найти меня по нему в сети легче, чем просто Дмитрия Егорова. Поэтому я сейчас представляюсь, как Дмитрий «Габонская Гадюка» Егоров. Хотя, если кто-то пишет только Дима Егоров, или, наоборот, Габоныч или Гадюка — я не против.

Часто в переписке мне пишут: «Добрый день, Егор!», это, конечно, забавно.

CRIT.ERIUM: Ты был у истоков зарождения сникер-культуры в России. Какие были первые моменты возникновения и какой вклад внес лично ты?

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Мне думается, что и до меня ребята серьёзно занимались кроссовками. Во всяком случае, когда я в сети начал искать увлечённых этой темой, мне показалось, что и до меня много энтузиастов было. И многие из коллекционеров винтажного Adidas, и основатели сообщества sneakers_ru в LiveJournal, и баскетболисты, и скейтеры. Даже вроде тему про кроссовки на форуме хип-хоп.ру не я начал. Но мне это было очень интересно. Я живо общался со всеми, кто шёл на контакт (да и с теми, кто не очень шёл). Наверное, моя заслуга как раз в том, что старался по максимуму увлечение отдельных разрозненных ребят превратить в большое сообщество. Активно вытаскивал из бесед в сети на общие встречи в кафе каких-нибудь, совместные походы на тематические мероприятия.

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Наверное, моя открытость и эрудиция в кроссовках помогли мне стать первым редактором российского сникер-фрикера. Спустя время, набравшись опыта там и позднее в издательстве Gameland, выпускавшим приложение к журналу Хулиган под названием Trendymag, я начал выпускать «кроссовки Егорова Дмитрия», он же К.Е.Д. Это, наверное, важная часть развития кроссовочной культуры в России.

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Ещё честно, знаю, многие придают большое значение моим обзорам из магазина РокЭйр. Знаю даже, что часть брендов сами советовали продавцам из других магазинов смотреть их в качестве обучения. Приятно о таком узнавать: я старался, когда к ним готовился. Хотя, скрывать не буду, были там и ошибки, конечно же.

CRIT.ERIUM: К каким совместным работам с брендами тебе удалось приложить руку? С кем хотел бы и с кем не удалось?

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: С отечественными брендами было много интересного в рамках К.Е.Д. Вместе с Moscow Outskirts и одним из лучших, на мой взгляд, отечественных иллюстраторов, ответственным за иллюстрации в аккаунте beibegi и истории про «Собаку Матвея», сделали две футболки по мотивам Adidas Luzhniki. Была толстовка КЕДРЭД c CODERED, серия вещей с Anteater, где мы обыграли классические логотипы рэп-групп. Также делали кольцо на два пальца К.Е.Д., футболки «Птицеферма» с девочками-коллекционерками кроссовок Sole Depot, серия дизайнов «два миллиона лет эволюции чтобы вы*бываться кроссовками» с Soul Company (потом она волшебным образом продолжилась без моего участия почему-то). Была даже толстовка с котиком Манеки Неко вместе с брендом Refuse To Lose. Из материального — это вроде все, что навскидку так вспоминаю. 

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Были образовательно-развлекательные проекты с многими брендами, чаще всего в рамках Faces&Laces. Помню, была очень весёлая интересная игра Sneaker Games. Это было что-то среднее между веселыми стартами и квизом, которую мы делали несколько раз в разных форматах.

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Проект Sneaker Girls, когда мы отечественных порноактрис с кроссовками фотографировали. Тогда несколько брендов поддержали, но попросили их не называть. Проект с G-Shock, когда лекции по всей России практически читал. Наверное, если всё перечислять, то места не хватит. Но каждый раз это было весело и интересно.

ASICS х Московское Метро х Артемий Лебедев х Дмитрий Егоров

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Было весело и интересно даже тогда, когда не получалось. Если брать кроссовочные проекты, то самым интересным был тот, в результате которого получились кроссовки ASICS х Московское Метро х Артемий Лебедев. Тут долго рассказывать, но раз уж мне дали слово, немного окунёмся в тщеславие.

КАК ПОЯВиЛАСЬ КОЛЛАБОРАЦИЯ ASICS х Московское Метро х Артемий Лебедев

В начале я подумал, что было бы интересно предложить это РЖД. Оказалось, что там у меня друг работал. Я поделился с ним идеей, но он сказал, что с таким планом к его руководству идти не имело смысла. «Коллаборация», «кроссовочная культура и журнал про кроссовки» — это были не те слова, что руководство РЖД тогда могло понять. Время шло, идею я отложил в долгий ящик, в мои «чертоги разума», где хранится много других идей про кроссовочные коллаборации, а также другие проекты. Через время мой друг сообщает, что он теперь работает в Метро, и там готовы к таким смелым проектам. Более того, уже есть предварительная договорённость! На крыльях вдохновения я звоню ребятам из Saucony, спрашиваю, в силе ли их предложение. Тогда им уже было известно, что дистрибьютор Saucony меняется. В свою очередь они, видимо, уже не хотели загружать себя лишними хлопотами по коллабу, который, скорее всего, уже и не они будут презентовать. В результате мне сказали, что если «где-то полторы тысячи пар на расцветку, то можно обсудить…»

«Я, с одной стороны, расстроился, с другой — у меня в кармане есть предварительная договорённость о коллаборации с метро. Всё-таки Московский метрополитен — старый, сильный и очень крутой бренд. А значит и возможность, что кто-то из кроссовочников заинтересуется, у меня была.»

Я начал разговаривать на эту тему с представителями практически всех, наверное, кроссовочных брендов, что были в России. Ответ был почти одинаковый — это очень круто, но не мы решаем какие коллаборации делать, а наши инициативы центральному офису неинтересны. Да и утонем в согласованиях. Это было, конечно, печально. Но тут я встречаю на одном мероприятии Алёну Евсееву. По моему мнению, лучшего человека в России, работающего в кроссовочной индустрии. Нам всем просто повезло, что Алёна выбрала для себя эту стезю. Если бы не она, то очень многих проектов бы просто не было.

КАК ДМИТРИЙ ЕГОРОВ ПРИВЛЁК АСИКС К КОЛЛАБОРАЦИИ

Алёна рассказывает, что устроилась в ASICS главой маркетинга. Я сразу же ей всё рассказываю. У неё взгляд становится супер боевой, и она просит меня больше ни к кому не ходить с этим предложением. Уже через день мы с ней приходим к моему другу в метро, и начинается долгий путь создания этих кроссовок.

Тут надо сказать, что моя скромность сыграла со мной злую шутку. Из-за неё я решил не настаивать, что это должен быть тройной коллаб — АСИКС, метро и К.Е.Д. Когда в итоге эта коллаборация появилась, многим они не понравились. Но, учитывая ограничения, которые были в процессе их производства, и как в таком ограниченном пространстве Артемий обыграл всю эту историю — я считаю, что тут вообще не придраться. Ну а мой коллаб с РЖД, возможно, ещё в грядущем. А может и нет.

CRIT.ERIUM: Поговорим про российский ритейл. Ты знаком с каждым магазином, который существовал на рынке. Расскажи о самых теплых отношениях с магазином.

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Лично, наверное, не с каждым, но с очень многими знаком. Особняком, конечно, стоит Sneakerhead. Там не просто друзья и хорошие знакомые работают, но и люди, всей душой любящие кроссовки и поддерживающие индустрию. Именно Sneakerhead с первого номера поддержали и Sneaker Freaker Russia, и позднее К.Е.Д. Именно со SneakerHead получались, наверное, самые душевные совместные проекты. Ну кто ещё из кроссовочных магазинов предложит мне переодеться в костюм Деда Мороза и просить юных сникерхэдов рассказывать мне стихотворения, забравшись на табуретку? Таких примеров множество. И я тоже стараюсь их всегда поддерживать. 

С другими магазинами тоже тепло общаемся. Для меня априори магазин, его владельцы и управляющие, занимающиеся кроссовками — хорошие люди. Поэтому стараюсь с ними добрые отношения поддерживать. Даже если какие разногласия были, или есть, ну, я стараюсь об этом не думать. Все мы люди. И все общее дело делаем в данном случае, пусть взгляды и не всегда совпадают.

CRIT.ERIUM: Вспомним ROCK AIR, магазин из Санкт-Петербурга 10-ых годов. Как ты думаешь, почему остановилось развитие проекта?

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: У РокЭйр очень своеобразный владелец и руководитель. Он тоже очень любит кроссовки, но для него это в первую очередь бизнес. Интересный, но агрессивный, жесткий, даже временами жестокий бизнес. Про это, думаю, лучше его партнёры и работники расскажут. Но это имело свои результаты. В какой-то момент ему удалось занять просто уникальное место в Санкт-Петербурге. Во времена расцвета РокЭйр я проводил такой эксперимент: заходил в Питере в любой кроссовочный магазин и слушал, что говорят посетители. И всегда рано или поздно звучала фраза: «тут выбор никакой — поехали в РокЭйр». Люди были готовы ехать на окраину города, чтоб купить себе нужные кроссовки или спортивную одежду! Феноменально. 

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Я не близко знаком с финансовой и экономической ситуацией в магазине, но, думаю, дела у РокЭйр пошли хуже, когда в городе на Неве появились кроссовочные сетевые магазины. Плюс сказались особенности ведения бизнеса, и какие-то бренды начали из ассортимента РокЭйр исчезать, что тоже повлияло на «отрицательный рост развития». Сейчас владелец, насколько я знаю, уже несколько лет как отошёл от дел, и что будет дальше с магазином, особенно в сегодняшних реалиях — непонятно. С одной стороны, РокЭйр, а тогда ещё РокЛенд, начинался тоже без официальных дистрибьюторов и возил своими каналами кроссовки, постепенно набирая вес и силу. Во многом это было благодаря стараниям отошедшего от дел владельца. Смогут ли его последователи повторить путь или даже превзойти его достижения — вопрос.

CRIT.ERIUM: Расскажи про самую красивую пару, что ты видел. И какая самая дорогая, что была за все время?

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Вот правда, это без бравирования, но для меня цена кроссовок не была важна. Не в том плане, что деньги я не считал, но самые желанные пары далеко не самые дорогие или популярные. Если просто видел, то самые дорогие, наверное, какие-нибудь Nike Air Mag или какие-нибудь сэмплы Джорданов или архивные Адидасы на выставке Spezial. Уже и не помню. Из тех, что были у меня — Nike SB Dunk MF Doom, What the Dunk, первые и вторые ‎Yeezy.

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ О РЕДКИХ КРОССОВКАХ В РОССИИ

CRIT.ERIUM: Что ты думаешь по поводу будущего в российской сникер-индустрии?

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Ещё несколько лет назад то, что происходило в мире кроссовок в России — могли ли об этом мечтать несколько ребят и девушек. Например, когда собирались в кофейне на Арбате и думали: «Вот бы нам какой коллаб редкий привезли. Вот бы у нас очереди за кроссовками появились. Вот бы про это тоже в газетах писали.» В результате коллабы начали привозить. Появились очереди. Про кроссовки написали даже в РБК. Всё хорошо было с развитием индустрии, особенно если в исторической перспективе смотреть. Просто, когда этого становится совсем много, наверное, начинается уже такое, «привередничество». Кажется, что всё не так развивается и не туда идёт. Но это как с популярными песнями. Они уже уходят в народ и живут своей жизнью. Дора, думаю, никак не ожидала, что у неё на концертах будут не подпевать, а «Русские, вперёд!» кричать. Так и кроссовки. Мне самому многие из сегодняшних «кроссовочных трендов» не нравятся. Но я бы не осмелился говорить, что развития нет. 

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ О СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ КРОССОВОЧНОЙ ИНДУСТРИИ

Если говорить про последний год, то из «сытых времён» мы вступили во «времена интересные». Кому-то совсем не до кроссовок. Но если брать именно кроссовки не как индустрию, а как кроссовочную культуру (да и как индустрию, наверное, тоже), то это чудесные времена. Я очень часто говорил и писал о парадоксе, что кроссовочная культура существует и развивается если и не вопреки брендам, то зачастую параллельно с ними и даже вступая в конфликт. Адепты кроссовок имеют свои представления о кроссовках, свои пожелания о том, какие модели переиздавать и тому подобное. А бренды пытаются приучить нас покупать строго определённые модели и расцветки, говорят что «круто», а что «нет», манипулируя широкими народными массами. Я помню времена, когда раскупались практически все номерные модели Джорданов, и только первые были никому не нужны.

Потом вдруг резко именно первые стали победителями хит-парадов, а остальные можно было купить не напрягаясь. Всё это благодаря массированной работе рекламных отделов брендов. Сейчас ситуация опять меняется. В России, как говорится, «природа настолько очистилась», и цепкие лапки рекламы отпустили нас, что в результате мы сами можем решать, какие модели нам нравятся, что интересно, что красиво, не оглядываясь на навязываемые ранее пять-шесть модных моделей и расцветок. Возможностей чтоб купить или заказать кроссовки стало даже, наверное, больше, но только их выбирает и покупает себе уже сам человек, а не сидящие на правом и левом плече ангелочек и дьяволёнок, шепчущие «покупай форумы!» «покупай данки!». Посмотрим. У нас есть уникальная возможность выстроить свои собственные тренды в кроссовках, но возможность на то и возможность, что можно выстроить, а можно всё, так сказать, прохлопать

CRIT.ERIUM: Мы прекрасно помним, тебя по Faces&Laces, обзорам и потом ты появился на Versus. Расскажи про судейство там.

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Я до этого был судьей и организатором баттлов на хип-хоп.ру. Какие-то баттлы на канале А-1 судил, ещё на разных передачах и мероприятиях, и в целом моё судейство, знаю, нравилось. Поэтому это было даже, наверное, логично, что меня пригласили на Версус. Не совсем поддавалась логике резко пришедшая популярность этого проекта, это да. А вообще, и кроссовки, и Faces&Laces, и баттлы — это всё проявления уличной культуры. Такие классические, поэтому для меня всё это очень связанно и органично. Несмотря на то, что я с детства был таким, более «домашним» ребёнком, улица очень манила.

CRIT.ERIUM: Понятное дело, что это сугубо личное мнение оценки того или иного рэпера. Кого бы ты выделил за все время шоу? 

Палмдропов

Палмдропов — тут и образ, и личность, и артистизм и просто безграничный талантище. Очень переживаю за него, так как благодаря свой доброте и немного отвязности, без должного самоконтроля может всё плохо закончиться. Но, надеюсь, всё будет хорошо. 

МЦ Похоронил —  в тех баттлах что я видел, просто верх нигилизма и настоящий снайпер по строчкам и панчлайнам.  

МЦ Похоронил

Катровасер —  талант, экстравагантность, талант. И экстравагантность ещё.

Оби Ван Кеноби —  ему помогает и талант, и то, что вообще не по канонам баттл-рэпа выступает. Ну и харизма.

Браги —  артистизм. Очень крут в этом плане, много интересных находок, но иногда что-то не срабатывает.

Влад Пиэм —  классический баттл-рэппер. Всё как надо.

CRIT.ERIUM: Говоря про российскую сцену хип-хопа, то, думаю, ты застал большой момент. От Д.О.Б. комьюнити до, образно, Биг Бейби Тейпа. Кого бы ты выделил как лучшего российского хип-хоп артиста за все время и почему?

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Бабангида. Тут двух мнений быть не может. Бабан, и все мы просто пыль на его дисках, которые так громко упали во время записи одной из песен. Нам посчастливилось понимать тот язык, на котором он пел свои песни. В его творчестве есть всё, за что я полюбил хип-хоп. Поэтика, ритмика, неимоверная красота слова и просто потрясающий словарный запас. Одновременно с этим грязь, ненависть, пропаганда запрещённого, попирание устоев, нигилизм и футуризм. Бабангиде удалось совместить как жёсткие остро-социальные текста, так и смешные шуточные песенки, гиперреальные и даже натуралистические зарисовки и фантастические перформансы, граничащую с истерикой искренность и вычурное фиглярство. Ему рисовал обложки Покрас Лампас, его клипы показывали на центральном телевидении, и одновременно с этим у него не было ни одного концерта и практически никто его не видел. Им восхищаются Слава КПСС и Егор Крид, его любят и ненавидят, и по отношению к Бабангиде можно с большой долей вероятности определить, что перед тобой за человек. Ну и конечно, не стоит забывать, что более пророческого исполнителя в рэпе просто не было. Куда там Жаку Фреско и Роберту Хайнлайну — футуролога круче Бабана не сыскать.

CRIT.ERIUM: Какой твой любимый фильм и почему?

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Я очень люблю кинематограф, поэтому сложно вот так сразу сказать. Хотя я ничего не знаю про кино с теоретической точки зрения. Только как его  потребитель — люблю красивую картинку, люблю хорошую музыку, люблю то, что заставляет переживать, в широком смысле этого слова: радоваться и грустить вместе с героями, восхищаться поворотами сюжета, наслаждаться красивыми диалогами, смеяться над шутками. Рокко и его братья, Вертикаль, Офицеры, Судьба человека, Подкидыш, В бой идут одни старики, Любовь и голуби, Покровские ворота. На море! Большой Лебовски, Криминальное чтиво, Клерки, Джей и Молчун Боб наносят ответный удар, Кровавый спорт, Фанатик (который по книге Ника Хорнби), Ведьма из Блэр, Жмурки, Брат, Особенности национальной охоты, Лучше не бывает, Изгой Один, Чёрная кошка, белый кот, Фанаты, Цельнометалическая оболочка, ДМБ, Пятница. Это навскидку. Но, в целом, думаю, понятно, что я по популярным фильмам в основном.

CRIT.ERIUM: С кем бы тебе было интересно почитать следующее интервью?

ДМИТРИЙ ЕГОРОВ: Николай Николаевич Дроздов, Слава Марлоу.

Кто же следующий?

Оглавление
Автор: 
Рекомендуем